Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

22 + 23


Сегодня ровно 23 года как я в Израиле. На один год больше, чем прожито там.
18 ноября вечером я последний раз обвел повлажневшими глазами нашу рижскую квартиру и сошел вниз к такси. Вокзал, поезд в унылую серо-ледяную Москву, дикие очереди у посольства Голландии, полувиза, виза, аэропорт, рейс в Будапешт, где еще царила мягкая пасмурная золотая осень...Нас вроде держали около суток в каком-то спортзале за городом, под охраной с автоматами - арабы угрожали компании Малев и Венгрии терактами за соучастие в перевозке советских евреев в Израиль. Прямых рейсов еще не было. Дипломатических отношений тоже. Вечером 22-го опять аэропорт, израильский боинг, показавшийся нам гигантским, смуглые лица экипажа, взлет, поздравление экипажа моей маме с днем рождения (папа тайком подозвал стюардессу), полночь, еще пару часов лету, огни внизу...Море огней и четкая береговая линия Тель-Авива, на которую я до сих пор смотрю каждый раз, прилетая из-за границы. И каждый раз, с того самого первого, появляется чувство, что ты прилетел домой...
Бессонный остаток ночи в аэропорту, прибывших море, очередь на получение документов затягивается до 6 утра, и я помню пальмы, постепенно вырисовывающиеся с рассветом из темноты.
Такси к маминой тете в Реховот, снятые с себя в охапку куртки и свитера - на улице под 30, осень была жаркая и долгая в том году. 1 декабря поездка в Хайфу, любовь с первого взгляда к этому городу, купание в море и осознание того, что я хочу тут жить.
Дальше будет киббуц, ульпан, бесноватый Хуссейн со Скадами, сбор апельсинов....но это уже совсем другие истории.
А спать в прошлую ночь тоже не получилось - сперва по дому носились коты, натыкаясь на двери, потом часть из них требовала жрать, а другая хотела на улицу, в 3 часа ночи надо было поднять младшего ребенка пописать, а в 5.30 он уже проснулся сам и потребовал телевизор и Халф-лайф на папином компьютере, куда вскоре присоединился и старший братец. Потом надо было вывести собаку, сообразить завтрак, почистить кошачьи туалеты, поставить стирку, задать зверям корму...И только ближе к обеду удалось расслабиться, сожрать миску кускуса с банкой тушенки из русского магазина и в тысячный раз послушать на ютюбе под чашку кофе любимую мелодию Паулса из "Долгой дороги в дюнах". В последнем предложении вы, дорогие читатели, можете поискать охуенно глубокий символизм, дуализм, связь времен и прочую фрейдистскую подоплеку. И если вам не лень, подведите мне промежуточные итоги, только аккуратненько. А я спать пойду, мне вставать завтра рано.

19 ноября

Ровно 25 лет назад я наверняка поспал до 7 утра, неспешно сходил на завтрак, посмотрел телевизор, почитал свежие газеты, позанимался всякой херней, сходил на праздничный обед, опять телевизор, треп с товарищами, потом не помню. Возможно, перед ужином показывали кино, но может и нет. Потом наверное, дедушка Фобос взял книгу вечерней поверки, вывел взвод на плац, почесал яйца, произвел перекличку личного состава, доложил дежурному по артполку, что у него все на месте, с песней увел взвод обратно в казарму, умылся и в 10 часов пошел спать. Наш тогдашний профессиональный праздник, День ракетных войск и артиллерии, закончился. Служить оставалось чуть более полугода.
Сегодня я встал в 5.40, помылся, оделся, бегом на развозку, на работе быстренько кофе с бутербродом из дому, рабочий день на ногах, нервотрепка, потом забрать детей из сада и от бабушки, покормить, сделать уроки, искупать, пять раз пресечь очередную назревающую драку, еще покормить клубникой, отдать маме на уложить, покормить и вывести собаку, покормить котов, домашних и уличных, почистить кошачий сортир (два, точнее), сделать бутерброд назавтра себе и ребенку...в 11 часов сесть попить чай в тишине и написать этот пост. Завтра опять вставать в 5.40.
Как-то не сильно у меня прибавилось свободного времени...

Змеи, змеи кругом

Хмурые мужики пришли к без четверти семь на работу. Сделали кофе, погрели в тостере бутерброды. Потрепались за жизнь. Поработали. Часам к 10 собрались на второй кофе. Тут оказалось, что они не одни. И видимо, утром тоже были не одни. На столе в углу, за подставкой для телевизора, сидела змея. Сантиметрах в 20 от тостера, куда недавно мужики совали руки с бутербродами. Змея сидела, свернувшись кольцами, длину было прикинуть сложно, но диаметром была сантиметров 5.
Я горжусь нашими мужиками. Змею не убили, не стали тыкать щетками. Позвонили мне, спросили, не могу ли я определить, ядовита ли она. Я резонно предположил, что да. Позвонили змеелову. Включили сильно кондиционер, чтоб змее стало холодно и сонливо. Потом приехал змеелов и устроил захватывающее представление. Это был человек, влюбленный в свою профессию. Схватил раздвоенной палкой, прижал, перехватил рукой. Вытащил наружу. Открыл палестинской гадюке рот, выложил трехсантиметровые ядовитые зубы на металлическую пластинку и выдавил немного яда. Пригласил всех погладить змею и с ней сфотографироваться. Все дружно ломанулись, включая дочку одного из мужиков. Мужик поцеловал змею и сказал, что заберет сперва домой в террариум, проверит, здорова ли она, а потом выпустит. Показал фотки своих других змей. Сказал, что наша очень красивая. Но что ее яда вполне хватило бы, чтоб взрослому мужику потребовалась ампутация ноги/руки, если не привести в больницу в кратчайший срок. Длина змеи была около 80 см. Мужик обнадежил, что она вырастет еще как минимум вдвое.
Мужики сняли ролик на айфон, надеюсь, что он дойдет до ю-тюба и я его покажу. Очень трогательно слышать, как мужики орут сперва змеелову "Правда ведь, ты не будешь ее убивать?" А он отвечает "Нет, ни в коем случае. Запрещено это делать". Такой вот гринпис и дружба на нашем химическом предприятии.

Зимняя сказка

Зима пришла неожиданно. В течение часа.
В прошлый четверг у нас на работе был йом кейф. Прогулка по вади нахаль Авив и поворот на нахаль Дишон. Мы приехали на работу и не заходя внутрь, погрузились в микроавтобус и отправились на север. Взяли воду и какие-то подаренные нам мерзкого цвета футболки с лого фирмы. Вопреки логике, вода оказалась почти бесполезной, а вот футболки весьма пригодились.
Началось все молочным завтраком в промзоне Дальтон (изумительные козьи сыры, мороженое и йогурты), который мы запили вином. В 9 утра! Каберне, Мерло и потом портвейн!. Я надеюсь, что человечество вскоре осилит проблему выкладывания в аттачмент вкусов и запахов, ибо словами описать это невозможно. Портвейн был божественным. Золотистым, ароматно-терпким...да ну, все мои жалкие потуги все равно ничего не передадут.
Итак, хлебнув и перекусив, мы вышли в утренний поход. Какой-то нелогичный порядок действий.
Светило яркое солнце. В дождливый прогноз совершенно не верилось.
Спуск в ущелье нахаль Авив довольно длинный и пологий, но узкий и каменистый. Шли мы медленно и где-то часов с 10 начали поочередно получать звонки и СМС-ки.
-В Тель-Авиве потоп и пиздец!
-В Хайфе жуткий ливень, все залило!
-В крайот темно, как ночью, дождем почти смыло мою жену!
-В Тефене мрак и ужас, невозможно нос высунуть.
Вокруг нас был покой и безмятежность. Мы наслаждались пейзажем (там классные скалы и пещеры, потом выложу фотки) и болтая, дошли почти до поворота на Дишон.
Тут и пришла зима. Температура упала с 25 до 15 за каких-то полчаса. ДОждь сперва накрапывал, потом полил, потом хлынул. Хорошо, что дорога вдоль нахаль Дишон уже ровная и не заливается потоком. Мы без особых приключений прошли пару километров под дождем и поехали обедать в мошав Амирим. Тут нам и пригодились подаренные футболки. Сняв с себя свою одежду и выжав ее от воды, мы напялили дурацкие розово-фиолетовые футболки и ввалились в ресторан, напоминая скорее зеков после лесоповала, чем сотрудников весьма уважаемой фирмы.
И было мясо в горшочке, и горячий суп, и вид с горы на Кинерет вдали, и туман в долинах. Дождь шел еще 4 дня, с небольшим перерывом. Зима пришла сразу и основательно.

Зацепило. Кольнуло.

Песенка про старые стены

Я кочую и кочую,
Я в гостиницах ночую,
И свои же телефоны
Вспоминаю я с трудом,
Но однажды вдруг приснится
Узких улиц вереница,
Бывший клен и тихий дворик,
Старый дом наш,
Давний дом.

Безрассудно,
Бесполезно,
Вверх по лестнице железной,
Как на старом пианино
Выше, выше,
Выше звук...
Ничего не повторится,
Перевернута страница,
Но когда мне дом приснится,
Днем все падает из рук.

Вот буфет, давно не новый,
Вот столовый стол дубовый,
Ржавый никель на кровати,
Старый коврик на стене –
Вот и все, что там имелось,
Но нигде мне так не пелось,
Не смеялось, не грустилось
И не радовалось мне.

Жизнь сложна ли,
Жизни туга ли –
Здесь мне стены помогали,
Отчего же эти стены
Вдруг мне сделались тесны?
Билась я о них до боли
И рвалась, рвалась на волю,
Оттого ли,
Что в ту пору
Мне иные снились сны?

Мне простора не хватало,
Я уже во сне летала,
Неумело,
Расшибаясь
О дверные косяки,
Ничего не понимала,
Может, места было мало...
То ли места было мало,
То ли крылья велики.

Не поместье родовое
Это место роковое,
Здесь живут другие люди,
И у них иной уклад,
Но всему изведав цену,
Бьюсь и бьюсь я в эти стены –
Не вернешься, не вернешься,
Не воротишься назад...
  • Current Mood
    indifferent indifferent